А праслов пьеса чай с перцем


Читать онлайн «Пьесы» - автор Алексей Праслов

ОГУРЧИКИ СОЛЁНЫЕ!..

МАРАЗМАТИЧЕСКАЯ КОМЕДИЯ

СЕМЬЯ ВАНЮШКИНЫХ:

ДЕД НИКИТА

СТЁПА, его внук;

МИТЬКА, отец Стёпы;

МАНЬКА, мать Стёпы.

СЕМЬЯ БОЛЬШАКОВЫХ:

ЕГОР КУЗЬМИЧ, бывший председатель;

СОНЯ, его жена.

ПЕРВЫЙ АКТ

КАРТИНА 1

В доме Ванюшкиных. Ночь. Кухня. За печкой спит дед Никита. Из дверей комнаты с криком выбегает Стёпа, трясёт головой, прыгает, крутится на одной ноге.

СТЁПА: Ой, бляха-муха! Ой! Куда-а-а? А-ай! Кыш, падла! Ну, куда? Ну-у! Как же эт? Пошёл, гад! О-о-о… Ха-ха-ха…

Смеётся, дёргается, падает на пол, перекатывается. Из комнаты, надевая халат, выходит Манька, включает свет.

МАНЬКА: Стёпушка, ты чего?

СТЁПА: В ухе… Кышь-брысь! С-сючара!.. В ухе!

МАНЬКА: Батюшки!.. Чего в ухе-то? Ничего не вижу… Ты чего?

СТЁПА: Да там он!.. Ай, соб-бака! У-ю-ю-ё-о-о… о-а-а!

МАНЬКА: Ды батюшки! (зовёт деда) Папань! (Стёпе) Ты, эта… ладно, а?! Никого нету!

СТЁПА: (бьётся головой об пол) Он меня с ума сведёт… Ф-фу, гадина-а!

МАНЬКА: Стёпка, ты эта… не надо… эта… Слышь? Не надо! Ты-ы… (кричит) Папаня, што ль!

Хватает с лавки у порога ведро с водой, окатывает Стёпу. Тот вскакивает с пола.

СТЁПА: Ё-о-о! Ты, мам, чего?

МАНЬКА: Эт ты чего?

Из-за печи выглядывает дед.

ДЕД: Вы чего?

СТЁПА: В уху кто-то… залез… А она меня водой… Ледяной, прям!

МАНЬКА: А я думала припадок! Вот, думаю…

ДЕД: Кто залез-то?

СТЁПА: А я знаю? Таракан, наверно.

ДЕД: Ну и чего?

СТЁПА: Щикотно, чего! О, о… Опять, гад! Ха-хых… И-и-и…

МАНЬКА: Дак вытащи, чего пляшешь!

СТЁПА: Как я его?

ДЕД: Пальцем, как.

СТЁПА: Ага, пальцем!.. В ухе давить?

МАНЬКА: Давай я.

СТЁПА: Какая разница? Ай-я-а-а… Вонючка!

ДЕД: Ну, пусть живёт, пляши.

Ложится.

СТЁПА: (всхлипывает) Чё делать-то, мам?

МАНЬКА: Может, ещё водичкой?

СТЁПА: И так ведро бухнула! Дрожу, а толку?

МАНЬКА: А мы тёпленькой, прям в уху…

СТЁПА: Ага, в уху! А-ай! (орёт) А-а-а-а-а….

МАНЬКА: Да, господи… (к деду) Папань, ну чё ты?

Дед встаёт, подходит к Стёпе.

ДЕД: Ну-кась, нагнись-ка

Стёпа нагибается, дед поворачивает его голову набок.

Ухи-то какие грязные! Э-э, чалдон!

Бьёт ладонью по другому уху, как бы выбивая. Стёпа падает на пол.

СТЁПА: Всё!

МАНЬКА: Что «всё», вылетел?

СТЁПА: Всё, барабанная перепонка лопнула.

МАНЬКА: Ой, батюшки! (громко) Не слышишь?

Стёпа молчит.

ДЕД: (тоже громко) Слышишь нас-то?

СТЁПА: Слышу.

ДЕД: Ну, значит, не лопнула.

СТЁПА: Лопнула! Звенит, потому что.

ДЕД: Когда лопнет, не звенит.

МАНЬКА: А как, когда лопнет?

ДЕД: Когда лопнет — тишина. (Стёпе) А там, в другом, щикотит?

СТЁПА: Нет.

ДЕД: Ну, вот.

Идёт за печь, ложится. Стёпа трясёт головой.

СТЁПА: Башка теперь гудит.

МАНЬКА: А таракан?

СТЁПА: Не слышу.

МАНЬКА: (кричит) А таракан?

СТЁПА: Его, говорю, не слышу.

МАНЬКА: Проверь.

Стёпа пальцем проверяет.

СТЁПА: Тут га… гадина! У-ух, говорил же! Раздавил!

МАНЬКА: Ну и чего, больно-то, подумаешь! Мало ли их по нам шныряет?

СТЁПА: Противно!

МАНЬКА: Уж куда там! Заодно ухи промоешь, с зимы, поди, не мыл.

Уходит в комнату.

СТЁПА: (ворчит) С зимы! Промоешь!.. (подходит к печке, щупает чайник) Промоешь тут, остыл давно. Во, жизнь, а! В ухо капнуть — печку разжигай! (кричит) Промоешь тут!

ДЕД: (из-за печки) А? Каво?

СТЁПА: Как в берлоге!

ДЕД: Кто?

СТЁПА: Ты, дед, и я с тобой!

ДЕД: (не поняв) А ты пальцем, пальцем. С ранья они дохлые..

СТЁПА: Сранья… (смотрит на часы) И часы стоят!

ДЕД: Кукушка поломатая.

СТЁПА: Кукушка! Х-ха! У людей компьютеры, а тут… Ку-ку!

Из комнаты, зевая, выходит Манька.

МАНЬКА: Сколько время-то?

СТЁПА: Пол ку-ку!

Уходит в комнату.

МАНЬКА: Вот и я думаю, чего ложиться-то? Отец скоро с дежурства придёт. (смотрит на пол) Подтереть тут, навожено.

Берёт тряпку, вытирает пол. Зевая, кряхтя и почёсываясь, из-за печки выходит дед.

ДЕД: Не заснёшь.. Орёте тут… Мань, ты бы водички мне… Сырой тока, не кипячёной… В глотке чего-то пересохло.

МАНЬКА: (заглядывает в ведро) Эх, водички! Я её всю на Стёпку буздыхнула. Стёпк, слётай за водой, пока не улёгся!

СТЁПА: (из комнаты) Я сплю!

МАНЬКА: Давай, давай! А то отец пр

ridero.ru

Алексей Праслов "Яблочный спас" часть 1 - ПЬЕСЫ - БИБЛИОТЕКА - Каталог статей

сентиментальное ретро

СТАРИК
СТАРУХА
ПАРЕНЬ
ДЕВУШКА

Гармонь пусть играет все, что запросит душа.

Кухня в деревенском доме. Входная дверь, дверь в комнату, два окна, большая «двойная» печь (сбоку плита, с торца – «русская»), стол с табуретками, кровать, на которой стоит гармонь. У стола сидит седой, заросший бородой, усами, старик. На столе – бутылка, стаканы, огурцы, помидоры, капуста… Яблоки. Из угла в угол протянута верёвка, на ней висит рубашка. С улицы слышна гармонь. Открывается дверь, долго никто не входит, потом в проёме появляется старуха. Видно, что она наряжена и даже накрасила губы. Стоит в дверях, опираясь на палку.


СТАРИК: Пришла?
СТАРУХА: Девяносто лет тебе сёдни.
СТАРИК: Они.
СТАРУХА: Помирать не собираешься?
СТАРИК: Сказал, тебя подожду.
СТАРУХА: Фигу тебе, Ваня, не дождёсся. Я ищё погожу.
СТАРИК: И я погожу, не тороплюсь.
СТАРУХА: Взойти-то можно?
СТАРИК: Зашла ж… Проходи.

Старуха проходит к столу, садится.

СТАРУХА: (кивает на стол). Сам накрыл?
СТАРИК: А чё его накрывать? Стаканы помыл и готово.
СТАРУХА: Попиваешь всё?
СТАРИК: Пью, куды ж денешься…
СТАРУХА: Значит, помрёшь.
СТАРИК: Перестану – помру.
СТАРУХА: И не перестанешь – тоже.
СТАРИК: Поглядим. Тебе-то как, налить? А то вроде как пора, а я сижу.
СТАРУХА: Никаво?
СТАРИК: А кто? Все померли. Петька не ходок. Мы с тобой… состязаемся.
СТАРУХА: Ну, налей чуть… А дети-то?
СТАРИК: (наливает). Сказали, к завтря… На выходные.
СТАРУХА: Чево печку-то летом палишь? На плитке, чай…
СТАРИК: А ты мне за электричество платить будешь?
СТАРУХА: Кошелёк потеряла!.. Платок скину?
СТАРИК: Скидай, а чево!..

Старуха отставляет палку, развязывает платок на голове, опускает его на плечи На удивление волосы её густы и не совсем седые. Старик ухмыляется, качает головой. Старуха замечает это, показывает ему язык, и, тихо смеясь, поправляет волосы.

СТАРИК: Эх-х!.. Стерва ты, Санька… Думашь, не вся поседела, то меня переживёшь? Хрен те!
СТАРУХА: Злись, злися!.. Хе-хе… Дверь прикрой, дует.

Старик встаёт, идёт к двери.

                На, палку-то, обопрись.
СТАРИК: Сам дойду. Эт ты у нас… стоп-модель с клюкой!
СТАРУХА: Гляньте, Тарзан какой!.. А ты у нас уже с клюквой, поди? Да давно!.. Ой, батюшки, чево сказанула?! Я про то, што, мол, сам ходишь?
СТАРИК: Не, скелет меня водит, а я за ним иду! А на горшок – сам. (Закрывает дверь, возвращается). Мне ищё тебя до кладбища пешком провожать. «Клюква»!
СТАРУХА: Тренируешься, значит?
СТАРИК: А как же?! Дойду, закопаю тебя, вернусь и выпью!.. А там уж могу и за тобой, вдогонку.
СТАРУХА: Ой, петух, петух! Кукурекни ищё!.. Чую, перегонишь ты! Моложе я тебя. (Берёт стакан с водкой). Сказать хочу… (пытается встать).
СТАРИК: Сиди, чево уж.
СТАРУХА: И то!.. Не министр, чай. Кхе, кхе… (поднимает стакан). Сколь у нас в веку-то, сто лет? А сколь ты собрался кувыркаться? Не надоело? Живёшь, как сыч, никаво с тобой, ни души… Один! И никуда не уехал. Вить, звали дети-то? Кажный год зовут, так он – нет, сидит! За мной следишь, кабы не пережила тебя? Чай, помру, телеграмму дам!.. Коптишь воздух-то… Место в жизни занимаешь, и я за тобой. А знаешь што, тебе меня ждать нечево! Я как сказала, не помру раньше, так и знай, и не надейся! Но ты не бойся, я над тобой повоплю, как положено, да и сама не задержусь, не завидовай. Совесть знать надо! Если кажному веками жить, то эт чево ж будет? Пни да колоды, и всё – труха. Молодым об нас спотыкаться только!.. Ой, батюшки, аж задохнулась!.. У тебя как с сердцем-то?
СТАРИК: Стучит по ночам. И в кажном ухе… Да какой  «в ухе», во всей башке! Верчусь, а оно – бум-бум-бум, бум-бум-бум…
СТАРУХА: Я те травки дам, попей с недельку. А остальное как, фурыкает?
СТАРИК: Это ты про чё?
СТАРУХА: Ды не-е… Эх, кобель, кобель! Я про нутро твоё!
СТАРИК: Да я уж ево и не чую, нутро-то.
СТАРУХА: Вот и не чуй, желаю! А то, когда чуешь, то весь свет не мил. Хе… Вот гад какой! Я чую, а он не чует!
СТАРИК: А ты выпей, и вроде ничево нет в нутре-то… И снаружи всё красивше, ей-богу!
СТАРУХА: Да вот разве што… Ну, давай, Ваньк… Ой, чево ж я так? Чай, Иван Гаврилыч… Ваня… (всхлипывает). Так долго… А как и не было… Вот ищё тебе год, Ваня. Проздравляю тебя с днём ангела! Желаю тебе крепкова здоровья и долгих лет жизни! Ура!

Они чокаются, пьют, закусывают.

СТАРИК: Чем бог послал.
СТАРУХА: Огурцы-то сам солил?
СТАРИК: А то кто ж?
СТАРУХА: У-у, каки… какие! А! Скуловороты!.. А хорошо! Прям, всю водку смазало… нитрализовало… А!
СТАРИК: Ищё бы! А ты говоришь!.. После огурца и не знаешь, пил иль не пил. Хе-хе… Пока третью не пропустишь!
СТАРУХА: А вторую-то куды дел?
СТАРИК: (берёт бутылку). А всё туды же!
СТАРУХА: Ой, погоди, погоди… (поёт на деревенский лад) Куды, куды вы удалилися, весны моёй златые дни-и… Ух, жарко! Расстегнусь. (Расстёгивает кофту) Чё в печке-то?
СТАРИК: Чугунок.
СТАРУХА: Чугунок?
СТАРИК: Он самый.

Он отставляет бутылку, опускает голову, о чём-то задумывается, водя пальцами по столу. Старуха растерянно оглядывается, видно, что её что-то волнует.

СТАРУХА: Чугунок, чугунок… С картошкой? (принюхивается). Вода, чую… Чую, выкипела, Вань, вода-то… Пригорает.

Старик поднимает голову и, глядя на старуху, тоже принюхивается. Они смотрят друг на друга, но взгляды их далеки. Становится ясно, что сидят эти два старых человека, «вынюхивают» во времени своё прошлое, и захватывают их воспоминания до удивления, до радости, до испуга. Старик тихо встаёт и идёт за печку, за занавеску.

СТАРУХА: (почти испуганно). Куда ты, Ваня?
СТАРИК: (почти весело). Чё ты, чё ты, Сань? За ухватом.
СТАРУХА: Ай!.. Ай!..

Она тихо смеётся, когда из-за занавески, куда ушёл старик, появляется чубатый, по пояс голый парень с ухватом. Он наклоняется к печи, чтобы вытащить чугунок. В дверь легонько стучат. Старик выходит из-за печи, идёт, открывает дверь. Вбегает юная, с двумя косичками и бантами, девушка. Она в опрятной школьной форме, с цветами. Старик стоит, опершись о косяк, старуха сидит всё так же за столом. Они, только они видят эту «новую, молодую» жизнь!

ДЕВУШКА: (парню). Ой! Здрасьте, Иван Гаврилыч! А я вот, видите, школу кончила!
ПАРЕНЬ: А я вот, видишь, картошку варю.
ДЕВУШКА: Да у вас вода уж вся выкипела!
ПАРЕНЬ: А ты откуда знаешь?
ДЕВУШКА: Чую! По запаху чую!..
ПАРЕНЬ: Да? (принюхивается). А какой должен быть запах?
ДЕВУШКА: Картошешный!
ПАРЕНЬ: А щас какой, мясной?
ДЕВУШКА: При-горелый! Ну, чё стоите-то? С ухватом, как на медведя с рогатиной!.. Я вам не медведь! Чё стоите-то?
ПАРЕНЬ: А чё?
ДЕВУШКА: Вытаскивайте, сгорит же совсем!
ПАРЕНЬ: А-а!.. (вытаскивает ухватом чугунок). И ничё не пригорела!

Девушка подходит к нему, они смотрят в чугунок. Старик подходит к столу, садится на своё место.

ДЕВУШКА: Чё я не знаю? Пригорает-то снизу!
ПАРЕНЬ: Что ты говоришь?!

Он переворачивает чугунок, высыпает картошку на стол. Старик со старухой берут по картошке, улыбаясь, чистят. Парень берёт картошку, разглядывает её.

СТАРИК: Чуток снизу… Зато рассыпчата!
СТАРУХА: А я люблю!.. Как в жару печёна, правда?
СТАРИК: У-у, дух какой!.. Ну, как тут не выпить?
СТАРУХА: Ой, чево ж поделаешь!

Старик наливает «по грамульке» себе и старухе.

ПАРЕНЬ: Ну и чё, говоришь, испортил, да?
ДЕВУШКА: Что вы?! Вку-усно! Мы всегда так: воду сольём, а чугунок опять на жар, чтоб подсохла чуть-чуть. Отец не любил – мокрая, говорил. А я всегда снизу выбираю, у каких шкурка припеклась, и ем.
ПАРЕНЬ: Садись, ешь. Вон они, припёкшие.
ДЕВУШКА: Ой, да ну!
ПАРЕНЬ: А чё? За компанию!
ДЕВУШКА: А знаете что?.. А давайте!

Девушка кладёт на подоконник цветы. Парень в это время сдёргивает рубашку с верёвки, надевает её. Улыбаясь, садятся за стол, берут по картошке, чистят. Пары живут свободно, независимо друг от друга, каждая в своём времени и в своих мыслях.

ПАРЕНЬ: Чё, говоришь, школу закончила?
ДЕВУШКА: Ага, последний сдала. Послезавтра выпускно-о-ой! Придёте?
ПАРЕНЬ: Опа! А меня не приглашали!?
ДЕВУШКА: Считайте, я вас пригласила.
ПАРЕНЬ: Да откуда ж ты такая взялась? Как тя звать-то?
ДЕВУШКА: Здрасте!.. Я у него картошку ем, уже и на выпускной пригласила, а он – нате, приехали! Саша я! Вы чё?
ПАРЕНЬ: Шингина, что ль?
ДЕВУШКА: А кто ж?!
ПАРЕНЬ: Да ты чё?! Ты ж во-о была!
ДЕВУШКА: Когда была-то? Хватился! Все «во» были!.. После вашей армии я уже не «во» была, а вон какая – четырнадцать уж было! Вы-то отгуляли и не заметили, и в какой-то Донбасс попёрлись, а это ещё аж вон сколько! А чё вас в Донбасс-то понесло?
ПАРЕНЬ: Так, чё? Ну, чё?.. Работал… А, вон, за гармошкой!
ДЕВУШКА: Да прям, поверила!
ПАРЕНЬ: Да ей-богу!
ДЕВУШКА: Да ну, чудно!.. А вы играете?
ПАРЕНЬ: У-у!
ДЕВУШКА: А сыграйте чё-нибудь?!
ПАРЕНЬ: А запросто!

Он идёт к кровати, берёт гармонь, садится и шумно растягивает меха

ДЕВУШКА: «Три танкиста», «Три танкиста» заказываю!
ПАРЕНЬ: («пиликает» что-то и, смеясь, ставит гармонь). Соврал я! Не научился ещё.

За окном неожиданно и громко, и как-то лихо и весело играет гармонь «Три танкиста».

               О!
ДЕВУШКА: Петька наяривает.
ПАРЕНЬ: Какой?
ДЕВУШКА: А во, кто цветы мне…
ПАРЕНЬ: Ухажёр?
ДЕВУШКА: Скажете тоже!.. Ухажёр! (смеётся). В девятый перешёл!.. Остолоп какой-то!
ПАРЕНЬ: А цветы?
ДЕВУШКА: Да у бабки Сивухи надрал!.. Иду, а он – на, и убёг… А хотите, пусть он вас научит играть?
ПАРЕНЬ: Пусть!

Девушка подбегает к окну, распахивает его, манит к себе парня. Он подходит. Она, взмахнув рукой, начинает петь, парень подхватывает: «На границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят…»

ДЕВУШКА: (после куплета). А знаете что?… А сколько вам лет?
ПАРЕНЬ: Двадцать шесть скоро.
ДЕВУШКА: А мне уже целых семнадцать!
ПАРЕНЬ: Ого!
ДЕВУШКА: Старая?
ПАРЕНЬ: Страсть, какая!
ДЕВУШКА: А вы нет!
ПАРЕНЬ: Ф-фу, слава богу!

Смеются. Петькина гармонь затихает.

ДЕВУШКА: А с вами ничё!.. Не страшно! Даже весело!.. (вздыхает). Только мне пора. А знаете что? А давайте я цветы оставлю у вас?
ПАРЕНЬ: Не-не-не!..
ДЕВУШКА: Ага, вы чё хотите? Попрусь с цветами… Да меня бабка Сивуха прибьёт! Где у вас чё-нибудь под цветы? (ищет). Я пока ищу, а вы знаете что? Сказать?
ПАРЕНЬ: Давай!
ДЕВУШКА: Смеяться не будете?
ПАРЕНЬ: Никогда!
ДЕВУШКА: Я, наверное, троглодитка!… Бросьте пару картошек в жар, они подрумянятся, и мы их съедим! И я пойду!

Парень бросает картошку в печку. Девушка находит стеклянную банку, наливает воды, ставит в неё цветы.

ПАРЕНЬ: А Петька?
ДЕВУШКА: А чё Петька? Ещё надёргает! А вы зато помнить будете по цветам, что послезавтра – вы-пуск-ной!.. Ну, по картошке и домой?
ПАРЕНЬ: Не подрумянилась ещё.
ДЕВУШКА: Подрумянилась, она варёная.

Парень вытаскивает из печки по картошке, жонглирует ими, остужая, и отдаёт одну девушке.

ПАРЕНЬ: На брудершафт, что ль, будем?
ДЕВУШКА: Как это?
ПАРЕНЬ: Руку давай сюда… С картошкой которая… Цепляемся локтями! Откусываем… Э-э-эй, каждый свою!.. Прожёвываем! Проглатываем! И целуемся!
ДЕВУШКА: (выдёргивает руку, отбегает к двери). Вы чё? Да как же «целуемся»? (обиженно). Вы думаете, если я пришла… Зачем вы так?! (выбегает).
ПАРЕНЬ: Саш!.. Сашка! Да пошутил я, дурёха!

Он выбегает за девушкой. Опять громко и забористо играет гармонь за окном. Старик и старуха сидят за столом, медленно жуют картошку, слушают.

СТАРУХА: Он щас почти не встаёт… Так, сядет на лежанке и играет. Петька-то. Тоже помирать не хочет. И чево ждёт? Вить, бобыль, а чево-то ждёт!
СТАРИК: Дак, человек… он, Сань, всегда ждёт. Я, вот, твоей смерти жду, ты моей.
СТАРУХА: Я на жданки твои чихаю, Вань… И не думай, раз я с палкой, то, прям, туда направилась. Мне так легше тебя переждать. Обопрусь и пережду! Наливай, не жадничай!

Старик понемногу «плескает» в стаканы, но пить они почему то не торопятся. Входит парень, на плече у него рюкзак. Парень подходит к столу, берёт яблоко, вертит его в руках, как бы разглядывая, потом доливает в стакан водки. Распахивается дверь, вбегает девушка в белом платье.

ДЕВУШКА: Вы не смеете!.. Так нельзя!.. У меня сегодня выпускной!.. Как же так? Вы… Вы!.. Да у вас повестки нет!
ПАРЕНЬ: Милая, хорошая девушка Саша!.. Пока повестка придёт, война кончится. А я буду сидеть, да? Ждать, да?
ДЕВУШКА: Нет, я не то!.. Ну, как же? Ну, денёк хотя бы… Ну, что вам стоит? У меня платье красивое… Сама шила… перешивала…
ПАРЕНЬ: Умница!

За окном как-то нежно и грустно играет Петька. «На позицию девушка провожала бойца…».

ДЕВУШКА: (про Петьку). Дурак какой-то! (парню). Знаете что?.. Вы, конечно, уйдёте… Так надо, я понимаю. У нас в классе всего четыре мальчика… Вы представляете? Четыре! И они сегодня… Ну, все как один, прям!.. Все хотели пойти на войну… И мы тоже! Но мы их не пустили до завтра!.. А то, как же это так?! Тринадцать девочек и не одного мальчика! Понимаете?
ПАРЕНЬ: Понимаю. Правильно сделали! И вообще… Мне до района идти семь километров. Успеть надо. Понимаешь?
ДЕВУШКА: Понимаю. Знаете что? Я ни разу в жизни не пила водку… Ничего не пила! А вчера мы решили, что вечером сегодня… Ну, в общем, закроемся в классе и выпьем тайком. А потом пойдём танцевать… по очереди… Правда, дураки? Но мы же это вчера! Мы же… (подбегает к окну, распахивает). Петька, зараза такая, играй весёлое!

Петькина гармонь на секунду смолкает, но тут же «взрывается» весёлой плясовой.

              Знаете что?.. Я могу… я хочу с вами… выпить этой дурацкой водки на… на этот… на брудершафт!

Неловко, но пьют и неловко, но целуются.

ПАРЕНЬ: Сладко-то как!.. Вот и проводились.
ДЕВУШКА: (закрывает лицо руками). И нисколечко не стыдно!.. Только чуть-чуть!
ПАРЕНЬ: А ты считай, что брата провожаешь, с братом целоваться можно.
ДЕВУШКА: Брата?
ПАРЕНЬ: Ну, дядю.
ДЕВУШКА: Нет уж!.. И знаете что? Не претворяйтесь старым! (подбегает к окну, кричит) Петька, «Рио-Риту», сказала!.. Не говорила? Ну так говорю!

Петька играет «Рио -Риту».

                 Я сегодня совсем бесстыдница!.. Но вы уйдёте, и вас вечером не будет… Не думайте ничего такого… А знаете что?.. Думайте! Думайте, что вас здесь… будут ждать. Пусть «сестра», пусть! А разве не могут сестра с братом потанцевать?
ПАРЕНЬ: Могут. Только я не умею.
ДЕВУШКА: И я не умею. Мы пробовали с девчонками, но… Но, ведь, это совсем другое?
ПАРЕНЬ: Ещё как другое!.. Эх-х! До района всего семь километров… Если быстро идти… А то и добегу! Попробуем? (снимает рюкзак). Только не подставляй ноги, оттопчу!
ДЕВУШКА: Это ещё кто кому!

Неумело, смущаясь, танцуют.

ПАРЕНЬ: Цветы забери обязательно.
ДЕВУШКА: Да как же? То я вам, то вы мне?!
ПАРЕНЬ: Заберёшь, заберёшь!.. Я б всё равно принёс их… вечером. Они тебе сегодня очень пойдут. Тебе сегодня всё идёт!.. Ох, Саша!
ДЕВУШКА: Правда? Это потому что я первый раз губы накрасила!
ПАРЕНЬ: Нет, не потому!.. Просто… Просто идёт и всё!
ДЕВУШКА: А знаете что? Отгадайте, на какую тему я писала сочинение?
ПАРЕНЬ: Первый бал Наташи Ростовой!
ДЕВУШКА: Ой, а как вы догадались?
ПАРЕНЬ: По глазам твоим красивым… По рукам нежным… По платью белому!.. По губам красным! По… по…
ДЕВУШКА: (тихо). Не надо. Заплачу.

Гармонь за окном смолкает. Они перестают танцевать и какое-то время стоят, опустив головы.

   часть 2    часть 3 

г. ЕЛЕЦ, ул. Мира 136, кв. 3 (07467) 6 – 07 – 10           [email protected]

akter-igorkiv.narod.ru

Чай с перцем: состав и культура заваривания

Пряности безоговорочно считаются неотъемлемой частью вторых блюд, соусов и шоколада. А вот чай с перцем для большинства – сомнительное сочетание. Купажи с цветами, цитрусовыми и фруктовыми кусочками давно покорили весь мир. Чай с перцем, лавровым листом, тмином или гвоздикой по-прежнему остается на любителя.

О небольшой популярности продукта может свидетельствовать тот факт, что поставщики не торопятся запускать производство в промышленных масштабах. В магазинах часто встречаются купажи с жасмином, мятой, розой, а с перцем – редко и нерегулярно.

Почему? Рекомендовать напиток к ежедневному употреблению категорически нельзя – надо поберечь желудок с поджелудочной железой. Но в качестве скорой помощи для быстрого согрева и бодрости, перченый чай незаменим.

Свойства чая с перцем

Состав и вкус перцев

Для приготовления экзотического напитка используют несколько видов перцев (молотых, горошком, кольцами):

Первая пряность умеренно жгучая, слабо ароматная, в большинстве случаев ценится за способность улучшать пищеварение и аппетит.

Душистый перец менее жгучий, с ярко выраженным запахом, вобравшим в себя едва уловимые нотки мускатного ореха, гвоздики и корицы. Это природный антисептик. Кроме того, пряность характеризуется способностью устранять метеоризм.

Красный перец (в частности, чили) обладает сильным ароматом и особой жгучестью за счет наличия в химическом составе капсаицина. Это вещество вызывает раздражение слизистых оболочек и кожи. Также перец богат витаминами А, В6, С, калием и магнием.

На заметку! Если после раскусывания красного чили жжет язык, надо выпить молока, йогурта или съесть кусочек лимона. Заливать пламя водой – бесполезное занятие!

О пользе чая и перцев

Не только «перчинка» делает согревающий напиток особенным, но еще и свойства листового чая.

Так, активные вещества (кофеин, витамин Р, антиоксиданты и другие), содержащиеся в зеленом и черном чае:

Оба ингредиента удачно дополняют друг друга в плане вкуса и благоприятного воздействия на организм.

Так, практика показала, что абсолютно любой сорт чая с перцем, кроме вышеперечисленных полезных свойств, обладает следующими способностями:

  1. Эффективно улучшает кровоснабжение сосудов и уменьшает срок согревания замерзших конечностей.
  2. Тонизирует (бодрит) организм.
  3. Предупреждает простудные заболевания.
  4. Способствует похудению, а потому не запрещен для питья во время диеты.
  5. Выводит шлаки и токсины за счет мочегонного действия.

Этому напитку приписывают ряд других полезных свойств, но они научно и на практике не подтверждены, поэтому останавливаться детально на них не имеет смысла.

Предостережение

От чаепития с пряностями следует отказаться людям с болезнями:

На заметку! Заметили на лице высыпания? Это может быть следствием раздраженного желудка, проявления аллергии из-за выпитого чая с красным или черным перцем!

Рецепты

Возникло желание попробовать оригинальный напиток? Есть подборка разных рецептов для любителей зеленого и черного чая, ведущая роль в которых отведена перцам.

Черный чай + молотый черный перец

Это классика жанра, то есть самое распространенное и бесхитростное сочетание.

В горячий чай сыплют примерно ¼ ч.л. черного молотого перца и настаивают около 5 минут. Согревающий напиток готов к употреблению. Легкое жжение языка – нормальный ожидаемый эффект.

Черный чай + красный перец

Состав:

Заварочный чайник для хорошего прогрева обдают кипятком. Складывают в него все компоненты, кроме сахара, и заливают горячей водой. Время настаивания 5-10 минут.

Остается пропустить чай через ситечко и подсластить.

На заметку! Апельсиновую цедру можно заменить мандариновой в тех же пропорциях!

Зеленый чай + душистый перец

Этот рецепт зеленого чая с перцем 100% спасет от атаки ОРВИ после переохлаждения. Ведь он содержит очень ценные для организма компоненты.

Состав:

Душистый перчик измельчают. Тертому имбирю дают выстояться – должен пустить сок. Ингредиенты складывают в прогретый чайник для заварки и заливают кипятком.

Обжигающе согревающий эффект организма в кратчайшие сроки обеспечен. Кроме того, тело окутает приятная истома, успокоение и умиротворенное хорошее настроение.

Черный чай + душистый перец

Этот напиток обогащен дополнительными ароматными ингредиентами. Головокружительный вкус никого не оставит равнодушным.

Состав:

Ингредиенты складывают в емкость для заваривания чая, заливают горячей водой, настаивают не менее 10 минут.

Дальше, используя ситечко, напиток наливают в кружку, подслащают медом или сахаром.

Черный чай + чили

В этом рецепте чая с красным перцем используется самый жгучий вариант – кусочки чили.

Полный состав ингредиентов:

Все компоненты заливают кипятком, традиционно настаивают в течение 10-15 минут.

На заметку! В чае можно использовать как сухой красный перец, так и свежий. 2-3 тонких колечка очищают от кожицы и вместе с заваркой заливают кипятком. Напиток приобретает интересный оттенок.

Напоследок хотелось бы отметить, что молоко или сливки – прекрасный завершающий штрих для любого чая с перцем. Молоко нейтрализует агрессивное воздействие капсаицина на слизистую желудка, смягчает жгучесть перца, оставляя лишь бархатистое и пикантное послевкусие.

Как приготовить чай с перцем по индийскому рецепту:

Все материалы на сайте Priroda-Znaet.ru представлены исключительно для ознакомления в информационных целях. Перед применением любых средств консультация с врачом ОБЯЗАТЕЛЬНА!

 

Ольга Королева

Главный редактор

Опубликовано: 21-12-2017

Обновлено: 08-11-2019

Ольга на нашем сайте отвечает за подбор авторов и качество публикуемых материалов.

Контакты: [email protected]


Поделитеcь с друзьями:

 

Проголосуйте за статью:

Загрузка...

priroda-znaet.ru

лучшие рецепты, польза и вред

Мало кто знает, но перец можно добавлять не только в еду, но и в напитки. Самым распространенным является чай. Если его правильно заварить, то он будет оказывать тонизирующее свойство и бороться с простудами. Но на этом не заканчиваются его полезность.

Вкусовые качества

Чай с перцем хоть и достаточно экстремальное сочетание, которое, как кажется, может понравится не всем. Но, это далеко не так. Достаточно попробовать удачное для себя сочетание и вы обязательно вернетесь к этому напитку еще не один раз.

Его можно пить даже без подсластителей, так как он имеет очень яркий вкусовой букет. Пряный, немного островатый и моментально согревающий — как раз то, что нужно в холодную зиму. Но, вы можете попробовать его и летом — после него сразу станет немного прохладнее. А насыщенный вкус пройдет по всему пищеводу, не оставив ни одного места без приятного жжения.

Польза и вред от перца в чае

Перец — одна из самых популярных специй. Он обладает огромным букетом различных свойств. Если его добавить в чай, который и без того имеет полезные эффекты, то получится замечательное средство от многих недуг. Но все ли так хорошо, как кажется на первый взгляд?

Чем полезен

Полезные свойства чая с перцем можно перечислять вечно, но самые основные такие:

  1. Укрепление иммунной системой.
  2. Борьба с простудными заболеваниями и гарантия быстрого выздоровления.
  3. Избавление от вирусов и бактерий.
  4. Профилактика онкологических заболеваний.
  5. Активизация обменных процессов в организме (т.е. ускорение метаболизма).
  6. Избавление от шлаков в кратчайшие сроки.
  7. Избавление от переохлаждения зимой и спасение от жары летом.

Единственное, что важно помнить — для каждого случая подходит конкретный вид чая.

Противопоказания и возможный вред

Но даже у полезного чая с перцем имеются свои противопоказания:

  1. Противопоказание к применению у больных желудочно-кишечного тракта (гастрит, изжога, язва желудка и двенадцатиперстной кишки).
  2. Запрет для больных с сердечными нарушениями (стенокардия, аритмия, гипертония).
  3. Не рекомендуется аллергикам — эфирные масла могут вызвать раздражение глаз, зуд и покраснение на коже.

Также, перец может вызвать ожог слизистой и привести к внутренним кровотечениям, так что не сыпьте в чай слишком много.

Чай с перцем для похудения

Чай с перцем стимулирует обменные процессы в организме, выводит шлаки и токсины, уменьшает аппетит и стимулирует работу желудка — в общем, делает все для худеющих!

А если в него добавить еще лимон, имбирь или куркуму, то будет самый сильный жиросжигающий напиток!

Так же, не стоит забывать, что выбирать при похудении желательно зеленый чай. Ведь он и без всяких добавок хорош для тех, кто решил сбросить вес, а в сочетании с такой пряностью, как перец, максимально ускорит процесс.

Можно ли беременным

Беременность накладывает определенные ограничения в еде на будущих мам. Это касается и чая.

Специалисты сходятся в мнении, что беременным желательно сократить количество выпитого чая, при этом пить только заварной и высокого качества. А вот от сложных составов придется отказаться до появления малыша на свет.

Если до беременности вы пили чай с перцем, то полностью отказываться от него не стоит. Но замените жгучий Чили на более мягкий вариант и сократите количество чашек с таким сочетанием.

А вот пробовать экзотический напиток впервые во время беременности специалисты не рекомендуют, ведь вы не можете знать, как отреагирует на него ваш организм и малыш.

И, конечно, при любых сомнениях лучше всего задать вопрос своему врачу — он скажет вам все, что лучше всего именно для вас.

Какой перец выбрать

В разных странах отдают предпочтение разным видам пряности. И если вы решили попробовать такой необычный напиток, то не лишним будет ознакомиться с самыми популярными сортами перца:

Разновидностей много и это только малая их часть. Но, для начала будет достаточно и этого. И, скорее всего, вам западет в душу какой-нибудь один вид пряности и вы уже не захотите от него уходить.

Как заваривать чай с перцем: рецепты

Теперь, когда вы знаете все прелести чая с перцем — попробуйте его приготовить. Выберите рецепт, который понравится больше всего и дерзайте!

В данном видео информация о чае с перцем, бодрящем и полезном напитке, полезном для нашего здоровья.

Рецепт узбекского чая — с черным перцем

Этот вид чая для самых изысканных — он имеет особую технику приготовления, из-за чего раскрываются все вкусовые и ароматные качества напитка.

Способ приготовления:

Готово!

Кстати, будет совсем хорошо, если вы выльете первую чашку чая обратно в чайник. Это приводит чаинки в движение, и они полностью отдают свой вкус.

Чай с куркумой и черным перцем

Сочетание куркумы и перца дарит снижение веса, укрепление иммунитета и предупреждает рак. Так что, его стоит попробовать всем хотя бы один раз.

Способ приготовления:

  1. Смешайте 1 ч.л. перца с 1/2 ч.л. куркумы.
  2. Добавьте смесь в чайную заварку (ее нужно 2 ст.л.) и налейте полный чайник воды.
  3. Поставьте на огонь и после закипания варите еще 10 минут.
  4. Процедите и разлейте по чашкам.
  5. Можете добавить сахар или мед по вкусу.

Готово!

Зеленый чай с перцем

Зеленый чай с перцем считается самым лучшим при похудении. Но при этом он самый простой при приготовлении:

  1. Насыпьте в чайник 2 ст.л. зеленого чая и 1 ч.л. перца.
  2. Можете добавить лимон, имбирь и любые другие специи по желанию.
  3. Залейте кипятком и дайте настояться минимум 20 минут.
  4. Процедите, чтобы убрать все лишнее.
  5. Если не можете пить не сладкий чай, то добавьте пол чайной ложки меда.

Готово!

Чай с перцем Чили (красным перцем)

Такой вид чая имеет наиболее интересный вкус, но с ним нужно быть осторожнее, так как он сильно жжет.

Необходимые ингредиенты:

Поместите все ингредиенты в чайник и залейте кипятком. Оставьте все настаиваться на 10 минут, затем пропустите содержимое через фильтр (это может быть марля) и разлейте чай с перцем Чили по чашкам. Мед и/или сахар добавляется по вкусу.

Готово!

Чай с молоком и перцем

Масала чай, а именно так называют чай с молоком и перцем в Индии, где его и придумали, существует уже далеко не один век.

Необходимые ингредиенты:

Семена кардамона размолоть, а имбирь размять. Воду вскипятить и засыпать в нее все ингредиенты (молоко предварительно не согревается). Поставьте все на огонь и доведите до кипения еще раз. Чем дольше будете держать смесь на огне, тем крепче получится напиток. Остудите чай и доведите до кипения еще раз. После этого процедите его и разлейте по чашкам.

Готово!

Чай с перцем и имбирем

Такой рецепт был придуман йогами и он обладает наиболее выраженными противовирусным и успокаивающим эффектом.

Вам понадобится:

Соедините все составляющие и перемешайте. Засыпьте их в воду и отправьте вариться на медленном огне. После закипания убавьте газ на минимум и варите еще 20 минут. Добавьте в полученную смесь молоко или сливки и мед за 5 минут до окончания варки. Еще раз все хорошенько перемешайте, снимите с огня и дайте настояться 10 минут, после чего процедите.

Готово!

Чай с солью и перцем

Мало кто пробовал чай с солью. Кажется, что это порождение не совсем смешного анекдота, но при этом калмыцкий чай (а именно так он называется) все же существует. И у него даже есть поклонники. Если вы хотите понять за что его любят, то попробуйте сами!

Вам понадобится:

В холодную воду положите чай и доведите до кипения на медленном огне. Добавьте все остальные ингредиенты (кроме масла), доведите до кипения, но не кипятите. Варите смесь на медленном огне еще 10-15 минут, помешивая. Снимите напиток с плиты, добавьте теперь масло и дайте настояться 20 минут. Затем некоторые люди процеживают содержимое, но калмыки пьют чай вместе с заваркой — так полезнее.

Чай с корицей и перцем

Корица — любимая многими специя. Ее кладут и в выпечку, и в напитки. Так что, попробуйте смешать ее и с перцем.

Способ приготовления:

  1. Смешайте 2 ст.л. черного чая, 1 ч.л. перца и 1/2 ч.л. корицы.
  2. Залейте смесь кипятком.
  3. Дайте ей настояться в течении 10-15 минут (можно и дольше — будет только вкуснее).
  4. Процедите, чтобы пить было удобнее.

Готово!

Чай Тесс с розовым перцем

Если вы не хотите самостоятельно заваривать чай, что-то разминать, что-то измельчать, то купите чай Тесс с розовым перцем. Такой вид напитка сократит ваши усилия до минимума — вскипятить чайник и залить пакетик кипятком. При этом вы все равно почувствуете всю глубину и жгучесть перца.

Также, в составе данного чая есть гибискус, земляника, плоды шиповника, сушеное яблоко, цедра апельсина и вербена. А это не может не радовать, ведь чай становится только вкуснее от такого необычного сочетания.

Хан чай с перцем

А если вы не очень любите пакетированный чай или решили попробовать что-то новое, то сходите в магазин и купите Хан чай! Он растворится в вашей чашке при взаимодействии с водой, даря вам при этом невероятный аромат, по которому уже понятно, что напиток максимально согревающий.

Производитель заявляет, что чай обладает тонизирующим и противовирусным действием — это и понятно, ведь в составе есть перец.

Но не стоит слишком увлекаться таким видом напитка, ведь если чай растворяется, значит состав не полностью натуральный. Так что, попробовать стоит, но пить на постоянной основе — нет.

Отзывы

Предлагаем ознакомиться с некоторыми развернутыми отзывами, оставленными посетителями нашего сайта через форму комментариев:

Отзыв от Ольги: «Я просто обожаю различные интересные рецепты чая. Однажды наткнулась на рецепт с перцем и решила попробовать. Это было самое лучшее решение в моей жизни! Глубокий вкус, насыщенный аромат и множество полезных свойств свели меня с ума. Теперь пью только его!»

Отзыв от Елены: «У меня и моих детей довольно слабый иммунитет — чуть что и сразу заболеваем. Я перепробовала множество лекарств, витаминов и народных средств — ничего не помогло. И однажды, чисто случайно увидела в магазине чай с перцем. Взяла без задней мысли — дома уже кончился старый чай, а на прилавке этот был самый привлекательный. Вечером выпили его всей семьей и почувствовали такое тепло! Он нам сразу полюбился и мы начали пить его каждый день. А примерно через месяц я заметила, что мы и чувствуем себя лучше и не болеем совсем. Волшебное средство!»

Не важно, любите вы экзотические чаи или пьете только обычный черный, вам все равно следует попробовать чай с перцем. Это не только необыкновенное вкусовое сочетание, но и кладезь полезных свойств — вам обязательно понравится!

prochayok.ru

СВОЙ ПУТЬ - часть 1 - Пьесы - Каталог статей

Ярослава Пулинович

СВОЙ ПУТЬ

Где ты моя боль, мой бемоль?

Где же ты мой crazy диез?

Ночью я забрался на солнце,

А утром распекся и вниз с него слез.

Как бы все могло это быть,

Но тому не быть никогда,

Губы твои – лето, лето,

А глаза – зима, зима, зима….

Группа «Ундервуд»

 

1.

1987 год. Девятнадцатилетняя Вера сидит в своей квартире за столом у окна и печатает на машинке. Квартира старенькая, местами совсем обшарпанная. Окно открыто, за окном – лето, вечер, июнь, жара. Из магнитофона «Легенда» льется музыка. Поет Пугачева. Миллион, миллион, миллион алых роз…

Вера допечатывает фразу, трет нос. Идет на кухню, ставит чайник на плиту. Громко подпевает Пугачевой. Останавливается перед зеркалом, задирает на себе халат, подвязывает его как топик, встает на цыпочки, танцует, изгибается, изображает из себя звезду эстрады. Противно дребезжит звонок. Вера испуганно поправляет халат, бежит открывать дверь. На пороге стоит Петр. У этого человека будет еще много разных имен, но мы будем называть его именем, данным ему при рождении. Вера с интересом рассматривает гостя. Гость выглядит примерно ее ровесником и не похож ни на одного Вериного знакомого. На Петре распахнутая кожаная куртка с нашивками «анархия», под курткой черная майка, на которой масляными красками нарисован оскалившийся тигр. Обут Петр в военные ботинки, в простонародье «гады». Образ его завершает сине-зеленый ирокез, который топорщится на плоховыбритой голове незнакомца в разные стороны.

Петр.  Вера?

Вера.  Вера.

Петр.  Привет, сестренка, мне твой адрес дал Кочегар, знаешь такого?

Вера.  Нет.

Петр.  Ну, Вася Топкин, Кочегар…

Вера.  А, я поняла, я его сестру, Катю Топкину знаю, только она говорила, что он на филфаке учится, а никакой не кочегар.

Петр.  Это у него погоняло такое.

Вера.  Что?

Петр.  Неважно. Короче, мне сказали, что ты перепечатывать самиздат берешься?

Вера.  Бывает.

Петр.  Пустишь в квартиру?

Вера.  Да, конечно, проходите.

Петр проходит в квартиру, осматривается.

Вера.  Чаю?

Петр.  А кофе нет у тебя?

Вера.  Есть цикорий.

Петр.  Ладно, давай.

Вера и Петр проходят на кухню. Вера снимает кипящий чайник с плиты. Заваривает себе и гостю цикорий.

Вера. Осторожно, горячий. А вас как зовут?

Петр.  Анархист.

Вера.  Как-как?

Петр.  Анархист.

Вера.  Это прямо имя такое?

Петр.  Ну, это мое системное имя, а настоящее никто уже не помнит.

Вера.  Что значит – системное?

Петр.  Вот ты, Вера, в какой системе живешь?

Вера.  Я в мире вообще-то живу.

Петр.  Ну, называй это миром. Ты в каком мире живешь?

Вера.  В нормальном.

Петр.  Вот ты живешь в нормальном, а мы в ненормальном. Между собой мы называем это системой. Так что для системы я Анархист, а для всех прочих я – никто, дрянь, сволочь, позор страны.

Вера.  А почему ты – позор страны?

Петр.  Потому что я живу, как хочу.

Вера.  А разве это плохо?

Петр.  Многие считают, что да.

Вера.  Почему?

Петр.  Потому что мы счастливы, а они нет. Ты вообще замечала, что счастливые люди обычно живут своей жизнью и никого не трогают, в то время как несчастные бесконечно делятся опытом своего несчастья, гордятся прожитыми годами и зорко следят за тем, чтобы никто из их окружения не дай бог не стал счастливым?

Пауза.

Вера.  У меня мама такая. Понимаешь, мне эта трешка досталась от бабушки по отцовской линии. Отец с нами не жил, а бабушка переписала эту квартиру на меня. В знак извинения за папу. А мама теперь говорит, что нужно сдать это жилье квартирантам, а жить с ней, в однушке. Но я не хочу с ней жить. Ты не представляешь, что это было, когда мы жили вдвоем. Вот сейчас я живу одна и все совсем по-другому. Я теперь спокойная. Мне денег на все хватает. У нас в библиотеке платят мало, но мне правда на все хватает. Я сама себе платья шью. На машинке вот печатаю. А мама говорит, что я тунеядка, потому что «сижу на попе ровно», а не на заводе вкалываю.

Петр.  Просто твоя мама не хочет, чтобы ты была свободной. Она боится, понимаешь? Потому что быть свободным – это значит научиться летать. А научиться летать  очень тяжело. Можно упасть и удариться, можно и вовсе разбиться. Но зато когда ты научишься летать, ты поймешь, что никогда и ни на что не променяешь это чувство свободы.

Вера.  Анархист, скажи, а как научиться летать?

Петр.  Вера, а можно я свою кассету поставлю?

Вера.  Да, конечно.

Петр идет в комнату, Вера идет за ним. Петр выключает магнитофон. Пугачева замолкает на полуслове. Петр ставит свою кассету. Звучит «The Doors».

Петр.  Это, Вера, группа «The Doors». Ее основатель, ныне почивший, Джим Моррисон, умел летать. И если ты научишься слушать «The Doors», ты тоже будешь летать, Вера.

Вера.  Необычная такая музыка.

Петр.  Это не музыка, Вера, это божественное откровение. Он знал, как нужно жить, понимаешь? И если ты будешь слушать Джима Моррисона, Вера, ты тоже поймешь, как надо жить и больше не будешь задаваться глупыми вопросами и мучаться всякой ерундой.

Вера.  А что мне делать, чтобы понять? Просто слушать?

Петр.  Танцуй.

Вера.  Я не умею. Меня даже в садике на концертах ставили в уголке, чтобы я не портила общую картину.

Петр.  Все умеют танцевать. Просто начни танцевать для себя. Не для воспитательницы из детсада, не для мамы, не для соседки, а для себя.

Вера.  Ладно, я попробую. Только ты не смейся.

Петр.  Закрой глаза. И подумай о том,  о чем бы ты хотела станцевать.

Вера.  Хорошо. Но тогда и ты закрой.

Петр.  А я уже закрыл. Видишь, я танцую…

Петр танцует.

Петр.  Я танцую о бабочке, прилетевшей на цветок в раскаленный полдень. Она не знает, что она смертна, она не знает, что жить ей осталось меньше одного дня, и потому она ни на что не сетует, ни о чем не заботится, она просто летает над лугом и знает, что ее создал Бог, а если ее создал Бог, это значит, что она просто охренительно, невероятно красива.

Вера смотрит на Петра, а затем закрывает глаза и тоже начинает танцевать.

Вера.  А я танцую о маленькой девочке, которую в школе обижали одноклассники. Свою спортивную форму она нередко находила в школьном туалете. Ей плевали в волосы, ее обзывали «потной ботаничкой», на перемене она уходили в самый дальний коридор, чтобы никто ее не нашел и не смог обидеть. Обидеть… За десять лет она сама превратилась в комок, состоящий из одной лишь обиды. И вот прозвучал последний звонок и….

Петр.  Come on baby light my fire!

Вера.  Come on baby light my fire! Девочка вышла из школы и дала себе слово – она больше никогда и ни на кого не обидится. Потому что смешно обижаться на тех, кто глуп и не свободен!

Вера и Петр танцуют.

Вера.  Ты живешь в нашем городе?

Петр.  Да. Я живу на одной улице с тобой.

Вера.  Странно. Я никогда раньше тебя не встречала.

Петр.  А я никогда раньше здесь и не жил. Но вчера я зашел к одному из своих братьев. Он живет в двух домах от тебя.  И он вписал меня до понедельника.

Вера.  А потом?

Петр.  А потом с дачи вернутся его родители, и я переселюсь жить на другую улицу.

Вера.  На какую?

Петр.  Это мне пока неизвестно.

Музыка обрывается. Из магнитофона раздается шипение. Вера подбегает к магнитофону.

Вера.  Блин, блин, блин! Зажевал!

Вера возится с кассетой.

Вера.  Анархист, а переезжай жить ко мне? Я живу совсем одна.

Петр.  Все может быть.

Вера.  Ты не хочешь?

Петр. Я никогда ничего не хочу, но от подарков судьбы отказываться нельзя, иначе можно ее разозлить.

Вера.  А ты веришь в судьбу?

Петр.  Я верю только в то, что я есть. И пока я верен себе, Бог не оставит меня.

Вера.  Значит, ты веришь в Бога?

Петр. Мой Бог – свобода, моя мать – анархия, что это такое, я и сам не знаю. Мне только предстоит это узнать. А сейчас я голоден и устал. Вера, у тебя есть что-нибудь пожрать?

Вера.  Конечно! Есть макароны по-флотски и корзиночки из кулинарии.

Петр.  Отлично! Судьба мне снова благоволит! Веди меня в свои райские кущи!

Вера.  Но у меня нет никаких кущ, Анархист.

Петр.  Ну что ж, за неименеем кущ придется обойтись обычной кухней.

Вера и Петр возвращаются на кухню.  Вера суетится у плиты – разогревает макароны, достает пирожные из холодильника.

Вера.  Кстати, Анархист, а что ты хотел перепечатать?

Петр.  (поедая макароны) А, да! Но для начала я должен задать тебе меркантильный вопрос – сколько ты берешь? Во мне много свободы и огня, но с деньгами у меня не то, чтобы очень.

Вера.  Я беру по двадцать копеек за страницу… Но тебе я перепечатаю бесплатно. Если тебе это, конечно, удобно…

Петр.  Не переживай, мне это очень даже удобно, сестренка. Смотри!

Петр достает из своей холщовой сумки аккуратную папку, разворачивает ее. В папке лежит стопка желтоватых листов.

Петр.  Это роман Джека Керуака «На дороге». К тому моменту, как ты закончишь перепечатывать последнюю страницу, ты будешь уже совсем другим человеком, это я тебе обещаю, сестренка.

Вера.  Анархист, скажи… Только честно. Это подсудное дело?

Петр.  Это роман, написанный великим человеком и никто в мире не может осудить нас за то, что мы тянемся к великому.

Вера.  Я все понимаю, но… Просто понимаешь, у меня правило – я не перепечатываю запрещенных книг. То есть тех, за которые можно получить от двух до шести.

Петр.  (Петр забирает папку) То есть ты отказываешься?

Вера.  Нет, я просто спрашиваю – можно ли за нее сесть в тюрьму?

Петр.  Если честно, сестренка, я не в курсе. Вполне возможно, что да. Но знай, что лучше прочесть эту книгу и сесть в тюрьму свободным человеком, чем жить на свободе и не знать, кто такой Керуак.

Пауза.

Вера.  Подожди… Мне нужно собраться с мыслями. (Начинает считать) Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить, все равно тебе…

Счет падает на Петра.

Вера.  Ладно, я согласна. В понедельник будет готово.

Петр.  Сестренка!

Петр хочет обнять Веру, но от резкого взмаха руки Петра Вера испуганно сжимается.

Петр.  Сестренка, ты чего?

Пауза.

Вера.  (указывая на стол) Корзиночки.

Петр.  (Уплетает пирожные) А ты знаешь английский, Вера?

Вера.  Нет.

Петр.  Тебе обязательно нужно выучить английский. Я слишком свободен для всей этой зубрежки, а вот ты, сестренка, обязательно справишься. Английский – это язык мира. Язык Джима Моррисона, Джека Керуака и еще целой кучи хороших парней.

Вера.  Анархист, я хотела у тебя спросить, можно?

Петр.  Да не вопрос!

Вера куда-то уходит, возвращается с неумело накрашенными губами и в платье.

Вера.  Я на работе через коллегу помаду достала. Тут на ней тоже по-английски написано. Мне идет?

Петр.  Глупый вопрос. Тебе идет все то, что ты сама решила, что тебе идет.

Вера.  А-а-а. Понятно. (Пауза) Так значит, мне идет этот цвет?

Петр.  Твои губы прекрасны в любом цвете.

Вера.  Хочешь сказать, у меня красивые губы?

Петр.  Я хочу сказать, что ты - очуменная девушка, сестренка.

Вера улыбается.

Вера.  Я – очуменная девушка?

Петр.  Вполне.

Вера.  Так необычно. Я – очуменная девушка. Я – очуменная девушка. Я просто очуменная девушка. Анархист, а давай еще раз послушаем Джима Моррисона?

Вера бежит в комнату, Петр идет следом за ней. Вера включает музыку.

Вера.  Я буду танцевать об одной очуменной девушке. Она столько лет жила и не знала, что она очуменная. Она столько лет жила и не думала, что ей идет ярко-розовая помада. Она даже на выпускной не стала надевать туфли на каблуках. Потому что мама ей сказала, что она - каланча, а бабушка, что она – корова. А одноклассники сказали ей, что она тощая, низкая и прыщавая. А почтальон ничего не сказал, но посмотрел так, что она все поняла. А учительница сказала, что она слишком высокого мнения о себе, а начальница, что она – капуша. И вот она слушала, слушала их всех, пока не сказала себе однажды: «А не пойти бы им всем в баню? Ведь я просто очуменная!»

Анархист, я теперь буду делать все, что захочу!

Петр.  Осталось только понять, чего ты на самом деле хочешь.

Вера целует Петра.

Петр.  Ого! Мы же вроде еще не пили!

Вера.  А ты хочешь? У меня есть бутылка сухого красного.

Петр.  Да. Хочу. Но только потом.

Вера.  Когда потом?

Петр.  Когда-нибудь потом.

Петр тянется к Вере.

Вера.  Анархист, подожди, я хотела тебе сказать, что у меня еще никогда…

Петр.  Что?

Вера.  Как хорошо, что завтра выходной.

Петр обнимает и целует Веру. Гаснет свет.

Позднее утро. Вера просыпается в своей постели голая, озирается. Встает с кровати, накидывает на себя халат.

Вера.  Анархист? Анархист, ты где?

Вера идет по квартире. Анархиста нигде нет. Он ушел и не оставил даже записки. Вера заглядывает в комнату и в другую комнату,  и на кухню. Затем дергает ручку входной двери – дверь не заперта. Вера закрывает дверь, снова идет на кухню. Достает из холодильника бутылку вина, не без труда открывает ее, наливает вино в бокал. С бокалом в руке Вера возвращается в большую комнату, садится за стол, открывает оставленную тут же папку с романом Керуака. Читает. Пьет. Улыбается.

2.

Прошло пять лет. Верина квартира не то, чтобы сильно изменилась. Все та же старенькая мебель, все то же открытое окно. Но на диванах появились разномастные яркие покрывала, сшитые из лоскутов, по стенам вперемешку развешаны разные причудливые вещи – рукодельные ловцы снов, деревянные маски, аляповатая картина неизвестного художника, изображающая космос, вырезанный из цветной бумаги пацифик – куриная лапка в круге, афиша какого-то рок-концерта, гитара и т.д.

Вера сидит за все тем же столом и что-то бубнит себе под нос, глядя в тетрадь. Сама Вера тоже ничуть не изменилась внешне, но теперь вместо халата на ней длинная разноцветная юбка, в ее волосы вплетены цветные косички, а руки по локоть увешаны фенечками и браслетами.

Из магнитофона раздается голос Дженис Джоплин.

Звенит звонок.

Вера.  Эльф, ты? Открыто!

Звонок не успокаивается. Вера выключает музыку,  идет открывать дверь.

Вера.  Эльф, ты чего трезвонишь? (открывая дверь) Ой!

На пороге стоит Петр. Впрочем, в отличии от Веры Петр изменился до неузноваемости. Теперь он брит под ноль, брутален, его правую щеку украшает едва заметный, но довольно длинный шрам. Весь его облик – кожанная «блатная» куртка, совсем непохожая на прежнюю, штаны и кроссовки «Адидас», футболка от «Гуччи», золотая цепь на груди выдают в нем то ли бандита, то ли бизнесмена новой эпохи.

Петр.  Здорово, сестренка! Узнала?

Вера молча уходит в глубь квартиры. Дверь, впрочем, не закрывает. Петр идет за ней.

Петр.  Это же я! Ну, Керуак, Джим Моррисон, все дела… Что, совсем не узнаешь? Я, конечно, изменился малехо…

Вера.  Я прекрасно тебя помню, Анархист.

Петр.  А чего нерадостная такая?

Вера.  Зачем ты пришел? За Керуаком? Так я его перепечатала. Еще пять лет назад. Отдать?

Петр.  Ладно, ладно, не кипятись. Помнишь, ты говорила, у тебя вино есть. Красное, сухое. Обещала налить.

Вера.  А я его все выпила. Пока тебя ждала.

Петр.  Ну нет, так нет. У меня зато есть.

Петр начинает выкладывать из своего черного кожанного кейса банки с красной икрой, бутылки с вином, нарезки сыра и копченой колбасы, хлеб, фрукты.

Вера.  Денег что ли много стало?

Петр.  Стало. Сейчас, если деньги есть, можно все, сестренка. С деньгами ты – бог и царь, а без денег так, мелкая сошка. Выпьем? Я сегодня весь день на ногах. Столько дел в этом городе накопилось.

Вера смотрит на Петра, а затем молча и остервенело принимается его колотить. Петр замирает, стоит с каменным лицом, как истукан.

Вера.  Вина тебе захотелось выпить? Какого хрена? Что тебе от меня нужно вообще?!

Петр.  Вера…. Ну ты чего, сестренка? Да мне из города пришлось уехать просто. Вообще-то я о тебе думал.

Вера.  Думал обо мне, говоришь? Отлично ты обо мне думал!

Петр.  А ты обо мне думала?

Вера перестает бить Петра.

Вера.  Нет, не думала. Вообще не думала.

Петр.  Ну а чего дерешься тогда?

Вера.  Переволновалась.

Петр.  А чего волновалась?

Вера.  Не знаю…

Вера достает из шкафа фужеры.

Вера.  Ладно, наливай.

Петр принимается открывать бутылку, раскладывает снедь на столе.

Петр.  У тебя тарелки плоские есть?

Вера.  В буфете.

Петр достает из буфета тарелки. Моет фрукты.

Вера.  У меня вообще-то госэкзамен завтра.

Петр.  Это где это?

Вера.  В унивеситете.

Петр.  Что сдаешь?

Вера.  Синхронный перевод.

Петр.  Это еще что за зверь?

Вера.  Садишься в кабинку, надеваешь наушники и пятнадцать минут синхронно переводишь с английского. Синхронно – это значит параллельно, не дожидаясь конца фразы говорящего.

Петр.  То есть типа за него все додумываешь?

Вера.  Ну типа того. Не додумываешь, а предугадываешь.

Петр.  А ты молодец, сестренка. Ну, давай. За тебя. За то, что в люди выбилась.

Вера и Петр чокаются, пьют.

Вера.  Еще не выбилась. Да и вообще – какие люди? Я просто делаю то, что мне нравится, живу, как хочу, общаюсь с теми, кто мне интересен. На фиг мне в твои люди выбиваться?

Петр.  А вот ты и неправа. Сейчас, Вера, время такое. Многое изменилось. Это раньше мы жили за железным занавесом, играли в свои цацки и грезили свободой. А сейчас все по-другому. Сейчас полный «американ дрим»! Сейчас деньги можно из воздуха делать. Если есть голова на плечах и немного фарта, то с нуля можно подняться, из самой вонючей дыры вылезти и стать королем.

Вера.  Анархист…

Петр.  Меня теперь все Лордом зовут. Анархист – так, детское прозвище.

Вера.  И с каких это кровей ты вдруг стал Лордом?

Петр.  Пацаны говорят, у меня манеры изысканные. Мол, чисто лорд. Но тебе можно и Анархистом.

Вера.  Спасибо, лорд. Ничего, что без реверанса?

Петр.  Ничего, продолжай.

Вера.  В общем, ты же сам говорил, что деньги – это ничто, что главная ценность – это свобода…

Петр.  Смотри, сестренка. Я этого и не отрицаю. Просто сама подумай – что такое свобода?

Вера.  Свобода – это возможность самому выбирать свой путь в жизни.

Петр.  Это все слова. Ну выберешь ты свой путь и дальше что? Захочешь, например, стать путешественником, а денег на путешествия у тебя нет.

Вера.  Можно автостопом поехать.

Петр.  И каждую минуту трястись, чтобы тебя не убили и не изнасиловали по дороге?

Вера.  Мы в Питер ездили, и все нормально было.

Петр.  Ты так говоришь, пока молодая. А что будет в тридцать лет? В сорок? В пятьдесят? Все также автостопом будешь ездить?

Вера.  Нет, но…

Петр.  В том-то все и дело. Деньги – это возможности. А возможности – это свобода. Значит деньги – это и есть свобода.

Вера.  Это все хорошо, конечно. Но где их взять, если ты, допустим, честный человек и не готов ни под кого прогибаться? У нас вон полуниверситета преподов на рынок торговать ушло. А я так не хочу и не буду. Уж лучше автостопом ездить.

В комнате звонит телефон.

Вера.  Извини.

Вера идет в комнату, берет трубку.

Вера.  Алло? Привет. Выдвигаешься? Слушай, не нужно пока ко мне приезжать. Я готовлюсь, да. Эльф, я перезвоню, ладно? Пока.

Вера кладет трубку. В комнату заходит Петр с бокалом в руках.

Петр.  Хороший парень?

Вера.  Нормальный.

Петр.  А почему эльф?

Вера.  Толкиена читал?

Петр.  Ну помню что-то такое…

Вера.  Уши у него красивые.

Петр.  Это уже немало.

Пауза.

Вера.  Ты какой-то неправильный стал, Анархист.

Петр.  Что значит неправильный?

Вера.  Все деньги да деньги.

Петр.  Может, и неправильный. Только я поднялся, Вера. Хорошо так поднялся. Бизнес у меня, акции людям продаю. Покупаю по дешевке, а продаю уже по нормальной цене. Завод вот решил прикупить у государства. А что? Дело прибыльное, чистый навар. В Тайланд съездил, в Турцию. Ты была в Тайланде, Вера? Нет? И почти никто из русских не был. А я вот был. А что, мне понравилось. Чудно так, все не по-нашему. Тайки мне массаж делали. Я себя совсем по-другому чувстовать стал. Люди меня уважают. Я в магазин захожу, а продавщицы меня с ног до головы облизывают.

Вера.  И что? Приятно тебе их унижение?! Приятно, что тебя облизывают?!

Петр.  Почему унижение? Я им деньги плачу. Им потом премия за это идет.

Вера.  Господи, неужели ты себя совсем не слышишь?!

Петр.  Да ладно, не кипятись ты, сестренка. Я ведь зла никому не желаю. На меня вот люди работают, у них у всех зарплаты хорошие, я никого не обманываю. А так бы они с голоду померли. Я, можно сказать, экономику страны поднимаю, вношу свои пять копеек в развитие нового капиталистического общества.

Вера.  А шрам у тебя откуда, капиталистическое общество?

Петр.  Да так. Левша пьяный ножом махать начал.

Вера.  Кто?

Петр.  Левша, браток один.

Вера.  Братки какие-то.

Петр.  Ну а что? Жизнь есть жизнь. Я со всеми нормально общаюсь, Вера. Ни под кого не прогибаюсь, ни перед кем не встаю на цыпочки. Со всеми ровно. Меня даже блатные уважают.

Вера.  А говоришь – свобода. Общаться с бандитами – это твоя свобода?

Снова звонит телефон. Вера срывается со своего места, отвечает на звонок.

Вера.  Алло! Эльф, нет, ничего не нужно, я же сказала, перезвоню.

Петр.  Вера, а поехали на Кипр?

Вера.  Что, прямо сейчас?

Петр.  Прямо сейчас.

Вера.  Я не могу, у меня экзамен завтра.

Петр.  Ну, сдашь свой экзамен и поедем. Отметим по-человечески.

Вера.  Где этот твой Кипр хоть находится?

Петр.  На Кипре.

Вера.  У меня загранпаспорта нет.

Петр.  Я людям своим позвоню, они тебе за два часа сделают загран.

Вера.  То есть с тобой на Кипр?

Петр.  Ну а с кем? Не с ушастым же твоим. Ты английский знаешь, все профит!

Вера.  Там же вроде на греческом говорят.

Петр.  Одна караганда. Главное, что на иностранном.

Пауза.

Вера. Слушай, Анархист, кто ты такой вообще?

Петр.  В смысле?

Вера.  Я ведь тебя совсем не знаю.

Петр.  Я – человек, Вера.

Вера.  Странный ты человек.

Петр.  Ты – тоже странная и что? Косички себе какие-то наплела.

Вера.  Это мне Злата сделала. Мы когда с Марфой к ней в гости пришли…

Петр.  Злата, Марфа – древняя Русь какая-то.

Вера.  Ну, это не совсем настоящие их имена. Это их имена в системе…

Петр.  В какой системе, Вера?

Вера.  Как в какой? В неформальной.

Петр.  Вы живете в каком-то придуманном мире. Косички, Толкиен, рок-концертики! А вокруг жизнь, Вера. Реальная такая невыдуманная жизнь. И вы боитесь посмотреть этой жизни в глаза. Потому что боитесь сами себе признаться, что на самом деле вы ничего в ней не добились. Что нет такой области, в которой вы бы стали асами. Так, немножко живописи, немножко музыки, немного философии. Этакий разбавленный компот.

Вера.  Неправда! Я вот Джойса перевела!

Петр. Его же вроде до тебя перевели? Я года четыре назад в «Иностранке» видел.

Вера.  Неважно. Я для себя переводила. Хоть и не полностью. И вообще – какое ты право имеешь судить моих друзей и мою жизнь? Я, между прочим, не только с неформалами, я с разными людьми общаюсь. С писателями, с художникам. Ты Горяева читал?

Петр.  Нет.

Вера.  А он вообще-то – новое слово. И он мне свои романы одной из первых дает читать. Я ему ошибки, между прочим, исправляю.

Петр.  Ну и какая тебе от этого выгода?

Вера.  Никакой. И что?

Петр.  А ты подумай.

Вера.  Я даже думать не хочу. Выгода, выгода! Наверное, кроме выгоды что-то еще в жизни существует, правда? Простое человеческое общение там, прогулки, пьянки, я не знаю…

Петр.  А он действительно хороший или так?

Вера.  Хороший. У него в Москве одна книжка вышла, потом вторая, а потом издательство разорилось…

Петр.  Если хороший, значит, подумай.

Вера.  О чем?

Петр.  Едешь ты на Кипр или нет.

Вера.  Нет.

Петр.  Уверенна?

Пауза.

Вера.  Ну почти… Хорошо, допустим, это все правда, новая жизнь и все такое, тогда скажи мне – я с тобой в каком качестве еду?

Петр.  В качестве человека.

Вера.  Нет, меня это не устраивает.

Петр.  А ты в каком качестве хочешь?

Вера.  А ты догадайся.

Петр.  Не знаю.

Вера.  В качестве твоей девушки.

Петр.  Ты же хиппи, Вера, зачем тебе эти дурацкие качества?

Вера.  Я не просто хиппи, я – женщина вообще-то.

Петр.  Ну поехали в качестве девушки, какая разница?

Вера.  Нет, ты серьезно?

Петр.  Ну да. Я – вообще очень серьезный и деловой человек.

Вера.  Я тебе не верю.

Звонит телефон. Вера берет трубку.

Вера.  Алло! Нет, не надо завтра за мной заезжать! Вообще никогда больше за мной заезжать не нужно! Да!

Вера бросает трубку.

Петр.  У вас с ним все серьезно или так?

Вера.  Так…

Петр делает шаг навстречу Вере. Вера стоит, опустив руки, не шелохнувшись. Темнота.

Ночь. Петр чуть слышно с кем-то разговаривает по-телефону.

Петр.  Пацаны! Не надо никуда приезжать и никого решать. Кого вы по кругу собрались пускать? Бабу мою? Да я ее знать не знаю, я с ней вчера только познакомился. Она проститутка из местных… Все, я сказал, бабу не трогайте, я сейчас сам приеду. Все, пацаны, выезжаю, диктуйте адрес… Будут деньги!

Петр встает, целует Веру в щеку и уходит.

Перейти к части 2

yaroslavapulino.ucoz.ru

Культура пития или как правильно пить перцовый чай

Давайте сначала пробежимся по моментам, когда перцовый чай пить полезно. Итак, перцовый чай (чайная ложка сушёного молотого кайенского перца или чили на стакан кипятка + разнообразные травки) полезен, когда:
- Вы замёрзли

... остальное здесь https://vk.com/homosapiens2 ...

- перед и после тренировки.
И если Вам врач сказал, что при Вашей болезни нельзя острого, вспомните, что врачей не учат свойствам продуктов питания. И в лучшем случае только один врач из ста знает, что красный перец отличается от чёрного капсаицином. Остальные разницы между полезным красным и относительно неполезным чёрным перцами не делают в принципе!

Ну а теперь о том, с чего начали. Насыпали, заварили и сидим помешиваем. Обжигаться кипятком в любом случае не надо. Первый осторожный глоток покажет, что
... остальное здесь https://vk.com/homosapiens2 ...
Это уже на Ваш вкус.
Вообще понимание того, что по заверениям операторов темнопольных микроскопов самая чистая от паразитов кровь у корейцев, придерживающихся даже в России своей национальной кухни, стимулирует к добавлению красного жгучего перца в блюда и напитки. А в сочетании с клюквой и чесноком вполне можем получить ту самую панацею от любых болезней. Правда для достаточно здоровых людей (которые недообследованы). Но ведь недопустить к себе болезнь, профилактика заболеваний — задача не менее важная, чем борьба с уже имеющимися болячками.

Будьте здоровы!

Полная версия статьи здесь https://vk.com/homosapiens2

© Василий Львов

Поддержать проект

levbuldozer.livejournal.com

Драматург Ярослава Пулинович: Как я стала...

В субботу, 26 января любители творческих экспериментов увидят один из результатов их работы — театральный эскиз по пьесе Ярославы Пулинович «Жанна». Это произведение было принято к постановке во МХАТе, но гибель Марины Голуб, которая должна была играть как раз саму Жанну, приостановила эту работу.

Ярославу Пулинович, которой всего 25 лет, называют драматургом с мировым именем, а также одним из интереснейших авторов современной России. Постановки её пьес идут не только на российских подмостках, но и в театрах Англии, Польши, США, Литвы…

Кроме того, эта молодая девушка является очень востребованным киносценаристом. Её работа «Я не вернусь» получила гран-при на европейском конкурсе сценариев в Париже и была продана известному российскому продюсеру Сергею Сельянову. Несколько лет назад был снят фильм по её сценарию «Как поймать магазинного вора».

Ярослава живёт в Екатеринбурге, там же окончила театральный институт (курс драматурга и сценариста Николая Коляды). При общении кажется очень скромной, не страдает ни завистью, ни звёздной болезнью. В субботу зрители смогут увидеть Ярославу воочию — в компании актёров Калининградского драматического театра она прочтёт самое новое своё произведение «Как я стал…». Ярослава изображает ветреную подругу главного героя, 24-летнего Саши, который мог бы стать кое-кем… Кстати, вход на мероприятие — свободный.

А мы пока попытаемся выяснить секрет столь раннего успеха уральского драматурга с мировым именем.

— Ярослава, вы очень востребованный сценарист. Это закономерный итог  усилий или простое везение?

— Сложно сказать. Так получилось, что в 20 лет я написала одну из своих первых пьес «Наташина мечта». Олег Лоевский (тогда мы ещё не были с ним знакомы) прочёл её и разослал во все театральные Лаборатории. И режиссёр из Санкт-Петербурга Дмитрий Егоров решил её поставить… И потом «Наташину мечту» стали ставить везде — не знаю, почему. Сейчас она идёт в Москве в «Театре на Таганке», в Польше, Англии, Америке... Так бывает — какая-то вещь выстреливает, а потом уже всем интересно: а что автор напишет ещё? Здесь важно не остановиться. Пишешь дальше, развиваешься, разные режиссёры тобой интересуются, над конкретной историей хотят поработать. Вот так человек и приходит в профессию... Очень важен толчок в виде успеха первой пьесы — он даёт веру в себя. Но какая бы хорошая пьеса ни была, через год о ней перестанут говорить.

— Вас чаще ругают или хвалят?

— Чаще всё-таки хвалят. Но бывает и ругают.

— За что ругают?

— За излишнюю мрачность, за так называемую чернуху, за нецензурную лексику, хотя её у меня в текстах немного, и она оправдана — встречается там, где персонажу без неё не обойтись.

— Вы сами по себе человек безжалостный или сострадающий?

— Мне кажется, что сострадающий.

— Почему же зрителя совсем не жалеете: что ни пьеса, так в финале обязательно мрак беспросветный и тупик?.. Надо же зрителю и выход показать. Вот в пьесе «Жанна» главная героиня, бизнесвумен, бесконечно мстит своему бывшему любовнику за то, что ушёл от неё — всего лишила его, и нет бы остановиться. Но в финале пьесы она собирается  отобрать у него новорожденного ребёнка!

— Я не думаю, что в моих текстах кругом один мрак, в конце есть свет. Герой что-то понимает, меняется и прежним уже не будет. И зритель, посмотрев спектакль, взрослеет вместе с героем, проживая его жизнь и сострадая ему. Это и есть свет в конце тоннеля. Хэппи энд необязателен. А Жанна все свои пакости совершает от нехватки любви. Она привыкла добиваться своего любыми путями. Если ей нужна любовь, она и её возьмёт силой. Она заберёт у молодых родителей этого ребенка и залюбит его, бедного, до смерти. Ей же кажется, что она делает как лучше, с родителями он пропадёт.

— Ярослава, а про что никогда в жизни вы не стали бы писать?

— Чаще всего вопрос не в теме, а в видении. Если мы с режиссёром в нём не сходимся, то я отказываюсь. Пусть это будет самая добрая сказка, но если мне неинтересно над ней работать, я не буду. А часто отказываюсь от предложений, но и соглашаюсь тоже часто. Как правило, потому, что мне режиссёр нравится. Первую свою инсценировку написала в 20 лет по повести Николая Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Казалось бы, что может быть страшнее? Но было интересно. Анна Бабанова — очень хороший интересный режиссёр Омской драмы. Она поставила спектакль, он до сих пор идёт. Павла Зобнина, который тоже участвует в Лаборатории, я как режиссёра ужасно люблю. Он уже ставил мою пьесу «Бесконечный апрель», теперь работает над «Жанной». И, насколько я знаю, не со всем согласен, у него есть вопросы к тексту.

— Это правда, что вы за две недели можете пьесу написать?

— Если сильно надо и дедлайн близко, то и за три дня могу. Страниц 30 можно написать — если над тобой нависает Дамоклов меч заказчика!

— А бывает такое, что не пишется?

— Как и в любом творчестве, тут есть понятие ремесла и понятие вдохновения. Писатель Юрий Олеша, например, каждый день садился и писал. И многие этот подход проповедовали, потому что уметь писать — это тоже навык, который можно утратить. Конечно, если нет вдохновения, то тяжело писать что-то своё, животрепещущее… Но если у тебя заказ и договор подписан, то значит — нет вдохновения?! Начни писать, и оно появится!

— Вы изучаете тему, о которой пишете?

— Обычно я разбираюсь в том, о чём пишу. Я бы не сделала своего героя учёным, который рассказывает о науке: я слишком далека от этого. Но был у меня однажды персонаж — учитель химии, он по ходу пьесы формулы объяснял. Химию я не знаю вообще, с точными науками в школе не дружила, но моя знакомая училась на химфаке, так я бегала за ней с блокнотиком, записывала.

kgd.ru

Рецензии на книги Ярославы Пулинович

Грустная пьеса, оставляющая какое-то щемящее чувство...

Когда в ленинградскую квартиру Вени и его мамы вселяются новые жильцы, звуковое сопровождение этой сцены выглядит символичным: «В коридоре что-то очень тяжелое с грохотом падает на пол». Вот так нечто тяжелое наваливается на прежних обитателей квартиры, интеллигентов, переживающих не просто «уплотнение», а вторжение в их устоявшийся мир чуждого начала – хамоватого, склочного, нахрапистого. Его воплощение – наглая, беспардонная Галя, которая со временем словно подминает под себя старых жильцов с их уютом, покоем, любовью друг к другу. Насколько разителен контраст ласкового, нежного общения Вени и его матери с откровенной грубостью и развязностью реплик новых соседей, этаких «шариковых»! Маленькая девочка вполне точно «зеркалит» нормы общения в своей семье. По злой иронии судьбы, именно эта ненавистная Галя, никогда не упускающая своего (а часто и ловко умеющая поживиться чужим), станет женой главного героя.

Совместная жизнь Вени и Гали лишена любви и тепла: она «была лишь процессом общего пути двух точек в пространстве, процессом, эмоционально мало окрашенным». Это безлюбовное существование, «нелюбовь», а Веня, мягкий нерешительный интеллигент, так нуждается в любви и принятии. Потому и возникает на перекрестье его жизненных дорог Попутчица – случайная женщина, на мгновение обогревшая нашего героя, поделившаяся с ним своим теплом, и физическим, и душевным.

Люба – дочь Вени, Вениамина Александровича, и Гали, – вся в мать, груба и бессердечна, у нее нет никакой любви и сочувствия к тяжело больному отцу, уважения к пожилому человеку. Все ее помыслы – лишь о материальном. Но ведь и Веня всегда был равнодушен к важным событиям в жизни дочери, глух к ее чувствам. Как-то вовсе не задели его в свое время сообщения Любы о том, что она беременна, что ее давно отчислили из института.

Мысленно подводя итоги, Вениамин Александрович страдает от того, что его существование лишено смысла: «Прожил так, что мог бы и не жить. Ничего не сделал». Чувствует себя «человеком без памяти, человеком, который больше не верит себе». А ведь позади очень длинная жизнь, в которой множество взлётов и падений, социальных потрясений, семейных драм. В сухом же остатке – жалкое прозябание старика, тяготящего своих родных, и одни воспоминания. И ведь незлой человек этот Веня, способный к помощи и состраданию (см. эпизод возможной встречи героя с мальчиком-Бродским в блокадном Ленинграде), но уж больно удобно ему плыть по течению, не отстаивая свое мнение, не совершая активных поступков, не беря на себя ответственности за что бы то ни было.

Новое поколение несет все «родимые пятна" прежнего, его душевную глухоту и какую-то ущербность. Вот и внучка Галя блокаду, чудом пережитую дедом, воспринимает лишь как повод для инсталляции и эффектной тусовки: «Можно сделать сейшен в стиле блокады. Сухариков купим, будем чай заваривать и грызть». Звучит это так цинично и безжалостно. Однако автор оставляет зыбкую надежду на связь времен и поколений: ее символом становится принадлежавшая еще прабабушке старенькая коробочка от монпансье, которую из прежнего дома забирает внучка.

Подытоживает пьесу читаемое по радио пронзительное стихотворение Бродского о «девочке-памяти». Память – важное свойство человека. Пока она жива в человеке – жив и он сам.

Здесь нет героев положительных или отрицательных. Просто жизнь. Просто ее сложные вопросы и нелегкие проблемы. Просто эпизоды из жизни человека, показанные пунктиром, тезисно, но выстраивающиеся в достаточно объемную картину. Ярослава Пулинович – бесспорно, талантливая ученица Николая Коляды. Ее драма – вполне камерная, но, вместе с тем, содержащая глубокий смысл и побуждающая к серьезным размышлениям: о собственной жизненной позиции, о необходимости нравственного выбора, о важности связи поколений, о памяти. Захотелось почитать и другие пьесы молодого драматурга.

www.livelib.ru


Смотрите также